Главная / Россия / Царская Россия

Первая бизнес-леди царской России

Вторник в Сандуновских банях Москвы считался «шаляпинским днём». Фёдор Иванович обожал Сандуны и неизменно пел, принимая водные процедуры. Знаменитый бас заявлял, что акустика в банях даже лучше, чем в театре.

Парилки звались Сандуновскими по фамилии первого владельца, актёра Силы Николаевича Сандунова, но по-настоящему знаменитыми бани стали благодаря Вере Фирсановой, леди с железной хваткой.

Арка Сандуновских бань

Купеческая дочка

Фирсанова, Вера Ивановна
Вера Фирсанова

В царской России женщины-предпринимательницы, разумеется, были явлением из ряда вон выходящим. Одной из первых стереотип разрушила хрупкая, энергичная и умная девушка из состоятельной купеческой семьи — Вера Ивановна Фирсанова. Несмотря на недворянское происхождение, барышня получила прекрасное образование и не уступала утончённым дамам высшего московского общества. Она увлекалась поэзией, музыкой и театром, свободно говорила по-французски и по-немецки, обладала безупречным вкусом и при этом — живым умом и цепкой отцовской хваткой. Фирсанова придала банному делу немыслимую до этого эстетику: Сандуны при ней стали центром культурного времяпрепровождения и общения.

Талант бизнес-леди в полной мере раскрылся в Вере после смерти отца. 20-летняя девушка получила огромное наследство и первым делом «выкупила» у нелюбимого мужа — банкира Воронина — развод. За свою свободу Фирсанова заплатила миллион рублей.

Вера продолжила дела отца и для начала закончила строительство богадельного дома для вдов и сирот. Она настояла на том, чтобы часть квартир в нём отдали первой московской школе для слепых детей. Руководила Вера Фирсанова строительством многих зданий, до сих пор являющихся гордостью и украшением столицы. К ним относится и знаменитый Петровский пассаж. Однако, как истинной женщине, ей хотелось любви и мужской поддержки. И она находит своё счастье в новом браке — с корнетом Алексеем Гонецким, сыном начальника Петропавловской крепости.

Эпоха Сандунов

Считается, что новый муж сподвиг Веру Ивановну на строительство нового здания Сандуновских бань и уговорил её вложиться в развитие банного дела. Чтобы побольше узнать про новое для них направление, молодожёны путешествовали по Европе, изучая аналогичный бизнес в других странах. По окончанию строительства влюблённая женщина подарила великолепный Сандуновский комплекс своему мужу Гонецкому.

Сандуны стали и впрямь шедевром архитектуры и банного комфорта. По сути, это были уже даже не бани, а целый жилой комплекс с парилками. Одно из восьми строений было полностью жилым: верхние этажи отведены под шикарные пятикомнатные апартаменты, а нижние — под дорогие магазины. В остальных корпусах размещались сами женские и мужские бани — подороже для великосветских особ и подешевле для гостей попроще.

Готическая раздевальня в Сандуновскиих банях
Готическая раздевальня

Одно из зданий было поистине уникальным: в нём расположились «нумерные» бани — отдельные помещения из трёх комнат с собственными парилкой, ванной и душевой. Цена за аренду такой бани была весьма высокой по тем временам, до пяти рублей. Сюда перед свадьбой приходили богатые невесты, и на счастье их мыли из серебряных шаек.

Сандуновские бани и бассейны были оборудованы по новейшему слову техники, аналогов в стране попросту не существовало. Благодаря невероятной красоте, комфортабельности и оснащению Сандуны очень быстро завоевали популярность среди москвичей и знаменитых гостей столицы.

Однако через какое-то время Вере Фирсановой стало понятно: муж её обманывает. Без ведома супруги Гонецкий расходовал прибыль от Сандунов, закладывал имущество, занимался банковскими махинациями. Увы, он ей изменял. Вскрыв мужнины дела, Вера поступила жёстко и решительно: выгнала неверного супруга, даже не дав ему возможности оправдаться, выкупила у него свои бани и Петровский пассаж и… снова заплатила за свой развод миллион рублей.

Реклама Сандуновских бань 1897 года
Реклама Сандуновских бань 1897 года

Друг Шаляпина и Рахманинова

Всё это время Вера Ивановна не забывала о своём увлечении театральным искусством, оперой и поэзией. Подмосковная деревня Середниково, доставшаяся ей после смерти отца, стала при попечительстве Фирсановой настоящим культурным центром. С концертами сюда приезжали её друзья Федор Шаляпин и Сергей Рахманинов, художники Валентин Серов и Константин Юон. В самой Москве таким концетыным залом стал выкупленный Верой Ивановной дом на Пречистинке, 32. Здесь также нередко читали свои произведения величайшие поэты Серебряного века русской литературы.

Именно дружба с Шаляпиным спасла Веру Ивановну Фирсанову в тяжёлые годы после революции. Лишившись в эпоху перелома всего своего состояния и прожив несколько лет в комнатке в коммуналке дома на Арбате, владелицей которого она когда-то являлась, бывшая успешная бизнес-леди царской России заручилась поддержкой старого друга и уехала из страны. Фёдор Иванович фиктивно устроил Фирсанову гримёршей в один из московских театров и помог оформить поддельные документы, по которым во время гастролей труппы женщина покинула Россию навсегда.

Знаменитая московская домовладелица окончила свою жизнь в Париже, а великолепные Сандуновские бани и прочие принадлежавшие ей здания и комплексы были национализированы советской властью.

Вход в в Сандуновскиие бани, 2010 год
Вход в бани, 2010

Читайте также: Каким в царской России было жильё, сдаваемое в аренду

Рассказать друзьям:
Как почесать нос в скафандре?
Можно ли заваривать чай в дважды кипячёной воде?