Главная / Наука

«Слуховые иллюзии»: самые странные звуки в мире

Она шутит только отчасти. Микинс практически ничего не слышит, и, чтобы разобрать разговоры, которые ведутся вокруг нее, ей нужно приложить очень много усилий. Тема её выступления — слух и странные шутки, которые могут сыграть с нами наши уши.

Чтобы проиллюстрировать свою тему, она воспроизвела несколько слуховых иллюзий, и это были самые странные звуки, которые я когда-либо слышал. Меня поразило, как легко эти жуткие футуристические звуки разделили мнение аудитории. Так же, как известная фотография #TheDress заставила весь мир спорить о цвете изображенного на ней платья, эти аудиозаписи бросили вызов нашим предположениям о том, как каждый из нас воспринимает мир.

Нам часто говорят, что видеть не значит верить, но я никогда не понимал, насколько хрупким и обманчивым может быть наш слух. Как только я вышел из подвала паба и оказался в давке и суматохе вокзала Кингс-Кросс, я задался вопросом, сколько из того, что я слышу, создано моим мозгом. Мое восприятие звуков никогда не будет прежним.

Нам часто говорят, что видеть не значит верить, но я никогда не понимал, насколько хрупким и обманчивым может быть наш слух

Желая узнать больше, две недели спустя я встретился с Микинс в ее лаборатории в Лондонском университетском колледже, и она немного больше рассказала о своей карьере.

Несмотря на поддержку со стороны преподавателей, сначала она отказывалась изучать нейробиологию слуха. Однако в итоге одному сотруднику колледжа удалось убедить её, объяснив, почему это может стать для неё весьма плодотворной работой. «Он польстил мне, сказав, что я могла бы открыть что-то новое о том, как слышат люди, — говорит она. — И я подумала: да, я могу».

Сегодня её исследования в основном заключаются в понимании, как мы ведём себя при высоком уровне шума, — например, во время оживленной вечеринки. Оказывается, что, даже когда мы поглощены беседой, наш мозг одновременно контролирует фон разговора, чтобы в определенные моменты делать нашу речь тише. Сейчас она проводит сцинтиграфию головного мозга, чтобы выяснить, каким образом осуществляется эта дополнительная работа, не делая нашу речь запутанной и косноязычной.

В конце беседы Софи рассказала о слуховых иллюзиях. «Люди действительно не знают, что звук, который я слышу, может не совпадать со звуком, который слышат другие», — говорит она.

Первый пример Микинс, который она приводила во время своего выступления, — «Парадокс тритона» — может показаться обманчиво простым, но он превосходно демонстрирует этот принцип. Ниже вы можете прослушать его.

Парадокс тритона

Вы можете услышать четыре пары нот. Вторая нота в каждой паре выше или ниже? Включив эту запись в темном подвале лондонского паба, Микинс попросила, чтобы мы поднимали руки, если слышим повышение или понижение нот. Аудитория разделилась — 50:50. В частности, музыканты настаивали на том, что они знали, куда идет звук.

И так же, как разное восприятие цвета платья, это вводило в замешательство, особенно когда я понимал, что стоявший рядом человек слышал не то же самое. «Это потому вызывает беспокойство, что мы хотим чувствовать, что мы все одинаково воспринимаем мир», — говорит Микинс.

На самом деле никакого правильного ответа нет. Каждая нота представляет собой совокупность различных сгенерированных компьютером тонов, разделенных октавой. Таким образом, невозможно сказать, находится ли следующий тон выше или ниже по звукоряду.

Диана Дойч
Диана Дойч

Как ни странно, согласно исследованию Дианы Дойч из Калифорнийского университета Сан-Диего, наш ответ, вероятно, зависит от нашего акцента или языка: например, калифорнийцы, как правило, приходят к выводам, совершенно противоположным выводам людей из Англии. По этой причине она считает, что манера речи, заложенная в детстве, может так или иначе формировать способ, которым наш мозг сопоставляет музыкальные ноты. (По этому принципу Дойч обнаружила и то, что повторяющиеся слова могут звучать как пение, возможно напоминая древнюю связь между музыкой и языком.)

Такие же машинно-генерируемые, неоднозначные тона помогают создать следующий оглушительный звук:

Иллюзия повышения звука

Что вы слышите? Многие люди слышат постоянно повышающийся звук. Фактически это цикл — новое повышение тона начинается, когда заканчивается предыдущее.

Это создает звуковой и визуальный эквивалент вечного движения. Кристофер Нолан использовал этот же трюк в «Тёмном рыцаре», создавая ощущение постоянного ускорения оборотов двигателя Бэтпода. И, как замечает Микинс, с помощью этой уловки с использованием звукового ряда была создана головокружительная «бесконечная лестница» в видеоигре «Марио 64»:

Во время нашего разговора Микинс показала мне сайт Дианы Дойч, который является кладезью других галлюциногенных звуков. Рассмотрим, например, этот:

Иллюзия призрачного слова

Что вы слышали? Мне кажется очевидным, что женский голос бесконечно повторяет фразу: «No way». Но другие слушатели расходятся во мнениях, утверждая, что слышат одно из этих слов: window, welcome, love me, run away, no brain, rainbow, raincoat, bueno, nombre, when oh when, mango, windowpane, Broadway, Reno, melting, Rogaine.

Это иллюстрирует то, как наши ожидания формируют наше восприятие, говорит Дойч. Мы ожидаем услышать слова, и наш мозг превращает нечеткие данные во что-то более определенное. Сила ожидания также может лежать в основе тех неловких ситуаций, когда вы неправильно расслышали нечетко произнесенную фразу.

Аналогичным образом рассмотрим этот спорный звук:

Шкала иллюзии

Дойч обнаружила, что правши обычно слышат высокие тона правым ухом, а левши — левым или двумя ушами одновременно. Это яркий пример того, как небольшие индивидуальные различия в структуре мозга могут радикально изменить наше восприятие. Но мы совершенно забываем, что наши ощущения сильно отличаются от ощущений человека рядом с нами.

Правши обычно слышат высокие тона правым ухом, а левши — левым или двумя ушами одновременно

Способность мозга формировать и совершенствовать наши чувства обычно помогает нам ориентироваться в мире, поэтому, например, мы можем услышать крик «стоп» через шум потока едущих машин. Микинс сравнивает этот слуховой беспорядок с тарелкой спагетти, в которой, так или иначе, мозг может распутать каждую «нить» звука.

«Вы каждый день становитесь своего рода детективом, идущим по следу звуков, потому что получаете множество неоднозначной информации и расшифровываете её, делая это настолько хорошо, что даже не замечаете этого», — говорит она.

«Это исследование заставило меня испытать огромное чувство уважения к своим ушам, потому что все достигающие их звуки мой мозг удивительным образом превращает во что-то имеющее смысл», — добавляет Микинс. Иллюзии, думает она, могут заставить всех нас немного больше ценить это чудо: «Только услышав эти странные звуки, вы внезапно понимаете, что делаете что-то действительно сложное».

Рассказать друзьям:
Загадка поезда «Санетти»: куда исчезла сотня пассажиров?
Зачем сливать первую воду при варке бульона?