Главная / Криминал04.03.2019

Деревня отравленных мужчин

Отправить человека в гости к ангелам — проще простого. Особенно, когда нет участкового, интернета, а твоим сообщником выступает родственник, выдающий заключения о смерти.

История женщин из венгерской деревни Надьрев вызывает оцепенение и ужас: с какой лёгкостью они убивали вернувшихся с фронтов Первой мировой войны мужей и родственников! По некоторым оценкам, жительницы Надьрева распрощались с 45-50 земляками, а по другим количество жертв достигло 300 человек. Западная пресса прозвала их ласково «ангелоделы», а кинематограф увековечил эту ужасную историю в фильме «Икота».

Жители венгерской деревни Надьрева

Таинственная мужененавистница

Почему же женщин-убийц прозвали «ангелоделами»? В христианстве, как и в большинстве других мировых религий, человек, жизнь которого прервал другой, безоговорочно попадает в рай, то есть становится ангелом. Поставки невинных душ на небеса в Надьреве закончились 90 лет назад.

Всё началось с приезда в Надьрев в 1911 году женщины по имени Жужанна Олах. Во многих источниках фигурирует имя Юлиуса Фазекаша. По одной из версий, он был её мужем, за которого её выдали против воли, и она приехала на новое место жительства с ним. Это противоречит другой версии, что Олах поселилась в Надьреве будучи вдовой — супруг пропал без вести. Третий вариант: Олах приехала действительно вдовой и вышла замуж повторно, за Юлиуса.

Интересно другое, что Олах представлялась Юлией Фазекаш — калька с имени-фамилии супруга, который стал её первой жертвой. Первой в Надьреве. Никто не знает, при каких обстоятельствах погиб её первый, нелюбимый муж. Но, скорее всего, не от старости или серьёзной болезни. Односельчане Олах рассказывали, что та не просто не любила мужчин — она их ненавидела, осыпала проклятьями и грозилась отправить всех до единого на тот свет.

Юлиус Фазекаш скончался после того, как съел на обед гуляш. Глухая деревня и отсутствие морга со специалистом, который помог бы установить причину смерти, — поэтому никто и ничего не заподозрил. Бывает всякое в жизни.

Осуждённые женщины
Осуждённые за отравления в Надьреве

Их не убила война — убили жены

Но при этом Жужанну Олах в период с 1911 по 1921 годы судили 10 раз за подпольные аборты. По всем пунктам обвинения её оправдали: слава женщины как знахарки крепла от процедуры к процедуре. Абортов было, разумеется, больше — рядом с деревней был организован лагерь военнопленных, к которым с радостью бегали надьревские женщины в отсутствии своих мужей, мобилизованных в рамках военной кампании.

Но не всем было суждено погибнуть на войне: кто-то возвращался комиссованным по случаю ранения, кто-то — в отпуск. Скрыть массовую измену было трудно, а развестись было ещё труднее: по законодательству Венгрии тех времён развод был запрещён, даже если муж крепко колотил свою суженую. Вероятно, женщины смекнули, во что может превратиться их дальнейшая жизнь, если мужчины узнают об их страсти к военнопленным, и требовалось решение обозначившейся проблемы. За советом — к знахарке, Олах-Фазекаш, у которой уже был опыт избавления от неугодных, был и реальный пример — умертвлённый Юлиус Фазекаш. Смертельным оружием стал яд на основе мышьяка и экстракта красавки — травянистого растения, у которого наряду с красивым названием «Белладонна» есть и менее привлекательные: «сонная одурь» или «бешеная ягода». Мышьяк добывался из бумаги, пропитанной специальным составом для ловли мух. Ну а дальше дело было за малым — ядовитую настойку нужно было добавлять в напитки и пищу своему благоверному. Число смертей в округе стало возрастать. Умирали не только ветераны боевых действий — травили родителей, детей, любовников, родственников, чтобы скорее заполучить наследство или избавиться от обязанностей по достойному воспитанию. Двоюродный брат Фазекаш заполнял свидетельства о смерти, поэтому Олах оставалась «чистой».

Письмо как начало конца

В октябре 1929 года в полицейский участок административного центра Сольнок поступило письмо. Аноним (по другой версии, автором письма был редактор местной газеты) писал о странных смертях, которых стало чрезвычайно много в Надьреве и Тассакурте. В Надьрев были отправлены полицейские Фриешку и Барток. Сообразив, что самые разговорчивые люди — в питейных заведениях, полицейские отправились в трактир, где, оценив обстановку, начали выяснять интересующие их обстоятельства. Посетители притихли, все отказывались что-либо рассказывать, явно чего-то опасаясь. И только один посоветовал сходить к священнику — мол, тот им обязательно поможет. Священник нисколько не сомневался, что все случаи смерти — убийства, мотив которых он видел в крестьянской нищете, непосильном бремени ухода за больными, стариками и детьми, а также в отношениях мужей к своим жёнам. Они, напившись, колотили их. И вряд ли это была любовь — родители женили, не спрашивая своих чад, любят те друг друга или готовы перегрызть глотки.

Пока полицейские беседовали, человек, давший совет обратиться к святому отцу за подробностями, скончался. В свидетельстве о смерти было записано, что причиной стало чрезмерное увлечение алкоголем. Полицейские решили организовать наблюдение, которое никаких результатов не дало. Тогда Фриешка отправился к госпоже Сабо, фельдшеру и племяннице на днях умершего «разговорчивого» дяди, и решил действовать ва-банк — он обвинил её в убийстве родственника. Сабо призналась во всём и сдала «повитуху» Фазекаш, у которой приобретала смертельное зелье. Шестерых подозреваемых женщин доставили в участок в Сольноке. На допросе Сабо отказалась от своего признания, сказав, что полицейский надавил на неё. Обыск домов не дал никаких результатов. Всех отпустили, кроме Сабо.

Отравительницы на суде
Отравительницы на суде

Венгерская Лара Крофт

Но Фазекаш совершает роковой промах: ночью, не подозревая о секретных дозорных полиции, она пошла по домам — предупредить своих клиенток о том, чтобы ни под каким предлогом они не разговаривали с полицейскими. Несмотря на необразованность, в сообразительности Фазекаш не откажешь: она догадалась, что могилы убитых будут вскрыты, а тела исследованы на присутствие яда, и отправилась с подельницами на кладбище — менять надгробия. Барток, наблюдавший за действом, засвистел, чем застал отравительниц-расхитительниц гробниц врасплох. Прибывшая подмога взяла преступниц под стражу, а на следующий день на кладбище прибыли врачи, приступившие к эксгумации. В трупах нашли мышьяк…

Под следствие попали 80 женщин и двое мужчин, арестовано 34 женщины и один мужчина, из которых были осуждены 26 человек. Фазекаш-Олах до приговора — смерти через повешение — не дожила, покончив с собой. Повесили двоих: Сабо и Палинку. Последняя отравила всех родственников, чтобы единолично владеть домом и земельным участком. Причём сделала это весьма цинично: небольшой дозой яда она доводила человека до предсмертного состояния, затем отправлялась в город, якобы за лекарством. Вместо лекарства в склянке был яд, которым она поила жертву до смерти. Ещё 12 преступников были осуждены отбывать наказание в тюрьме.

Читайте также: Тамара Иванютина — отравительница из школьной столовой

Какой фильм был признан худшим за всю историю историю кинематографа? Почему, если смешать все краски, получится коричневый цвет, а не белый, ведь белый содержит в себе все цвета? Факты, которыми официанты готовы поделиться только анонимно 10 неприятных фактов, которые вам не расскажет ваш официант
Анекдот про медовый месяц молодожёнов Подборка юмора и угол синей флейты