Главная / Истории из жизни12.12.2016

Мы вечно ждём, пока живём: как Новый год помогает делать деньги на наших мечтах

Полина Санаева написала потрясающий текст, почему же так происходит. Фактрум с удовольствием делится им с читателем.

Пошло-поехало: елки в супермаркетах, санта-клаусы в «Макдоналдсе». Мы пытаемся создать, уловить, прожить наступление Нового года как праздник. И удается это все хуже. Потому что радость и веселье наступают, только когда в отношениях с самим собой все хорошо. И вместо того, чтобы разобраться со своей жизнью, мы заедаем майонезом неврозы и удивляемся, почему Новый год не приносит обновления. Подготовка к нему давно превратилась в праздник, где атрибуты поглотили содержание.

Вот же, кажется, только покупали новые пеналы к 1 сентября детям и туфли «на осень» — себе, а кто-то уже повесил новогоднюю гирлянду в окне, и она неритмично мигает у балкона напротив, где всегда курит женщина в розовом халате. Два года в одном и том же.

Или, может, мне кажется, что неритмично? Может, я с ритма сбилась и поэтому думаю, что в ноябре еще рановато готовиться к Новому году. Потому что какой толк от бурной подготовки, если мы умеем только готовиться, а радоваться и впускать новое в свою жизнь — не умеем совсем. И понедельник за понедельником, год за годом получается пшик, а не новая жизнь.

Откроешь форточку, в комнату влетают две снежинки. Ну и что? Снег — это еще не Новый год, это просто снег в ноябре. Потом чья-нибудь бабушка или няня не вытерпит, вырежет из бумаги большую такую снежинищу с дырками, да не одну, и налепит на стекло. Хотя вокруг еще осень и слякоть. Потому что отчаянно хочется праздника и повода для радости. И еще уюта, как на картинке из книжки с рождественскими рассказами.

Иногда что-то такое уловишь вечером — настроенческое: снег падает, фонарь светит, кусты отбрасывают тени, — да тут же в Instagram и запостишь.

И конечно, хочется, чтоб где-то было точно как на открытке: домик, занесенный снегом, дорожка расчищена, а из трубы дымок поднимается. Но мы в городе и поэтому лепим на окна снежинки, которые, кстати, можно купить в хозяйственном готовые, уже на клею и в блестках. А картинку, хотя лучше гифку с уютным домиком в сугробах и светящимися окошками, можно на Facebook. Лайки и мимими…

Но ощущения праздника нету.

В мраморных холодных холлах офисных зданий, не дожидаясь первых натуральных снежинок, заводятся олени на проволочных каркасах и тут же елки, искусственные, как усилители вкуса, и вокруг, конечно, пустые коробки с бантами, в яркой оберточной бумаге. Типа, подарки. И огоньки, огоньки в энергосберегающих гирляндах. Символы коммерческого Нового года и такого же Рождества. Про магазины и говорить нечего: предновогодняя истерия — двигатель торговли. Надежда на перемены всегда хорошо продается.

Потом, ах! — вот уже и живые елки привезли. Хочется подойти, понюхать, сковырнуть смолу со ствола, потереть иголки в ладонях… Пытаешься втянуться. А ощущения праздника нет.

А потом вокруг начинает закипать: «Ах, как трудно выбрать всем подарки по душе!», «А упаковать! Ужас!», «А мне ссылку на сайт прислали — там можно заказать всякий экстрим в подарок», «Что советуют астрологи? В каких цветах встречать Новый год? Ужас, у меня нет желтого платья!», «Вы куда-нибудь летите Новый год встречать? Куда-куда?», «Сейчас уже поздно что-то искать, новогодние туры выкупают за полгода-год», «Мы забронировали столик. Нет, там уже все занято, это ТАКОЕ место!»

«Давайте подарим ему фигурку свинки — это символ наступающего года». И лежат потом эти стада свиней вокруг компьютеров, пылятся.

Правильные наряды, правильные вечеринки, правильные блюда на кулинарных сайтах, «как встретишь, так и проведешь…», «не КАК, а с КЕМ»! А с кем? С кем? — тоже вопрос серьезный, дискутируемый… И кажется, не праздник к нам приходит, а конец света.

Собственно, 31-го идет дождь, но это уже неважно, потому что мы упаковались искусственным снегом и искусственными дождиками и, утомленные, кто на Мальдивы летит, кто бутылку коньячного спирта по акции в «Пятерочке» покупает и празднует, празднует до полного несварения…

А радости нет.

Потому что радость бывает не от серпантина на зеркале и хорошо посоленных огурцов к столу. Потому что фуфло все это пустопорожнее — вечное предвкушение, которое вкуснее, чем вкушение, эта вечная подготовка и торжественный переход от якобы старого к якобы новому, эта инициация, умело обставленная тотемами — свечами и звоном бокалов.

Все это может и должно украшать жизнь, но если сама жизнь — только ожидание: пятницы, отпуска, Нового года, — то откуда взяться удовольствию от процесса? Для обновления, обнуления, свежих новостей и событий нужно намного больше душевных сил и решимости, чем для развешивания стеклянных сосулек и питья шампанского. Но шампанским обычно все и ограничивается.

А лучше всех празднуют те, кто привносит в свою жизнь перемены и совершает поступки снова и снова — не по календарю, а по необходимости. Кому некогда к чему-то долго готовиться или откладывать — у него сегодня очень насыщенно. Кто чувствует себя на своем месте, вовлечен в процесс, знает, что делает что-то важное, хотя бы для себя самого.

Кому интересно жить в принципе, независимо от погоды, природы, любых условностей и контекстов. И кто не утопил свои желания, мечты, способности в суете дней, в компромиссах, потребительстве. А из-за множества событий в своей жизни не очень-то замечает: праздник там официальный сегодня по календарю, выходной или будний день. Что?! Новый год? Опять? Здорово! Давайте праздновать! Ура и все такое.

Один мой знакомый саксофонист однажды пришел с новогоднего мероприятия в приподнятом настроении и рассказал прекрасное: «С гармонистом играли в больнице, на корпоративе медсестер. Оооо! Они такие! У них лица… И улыбки… Настоящие, человеческие. И в белых халатах. Возрастной диапазон от 20 до 80. Мы им играем разное спокойное, фоновое, чтоб не мешать фуршету. Играем, играем, и тут подходит дама и говорит решительно: а нельзя ли что-нибудь эдакого танцевального? Мы думаем — ничего себе. И дали им танцевального. Что началось! Как они плясали! Давно такого не видел: весело, без показухи, без понтов, зато красиво как! Я даже глаза закрыл, чтобы не вовлекаться и как-то мочь дальше играть. А ведь у них серьезная работа, у сестер. Они ведь там жизни спасают. Ну и отдыхать же им надо… И они к нам с Серегой отнеслись и как к музыкантам, и как к мужчинам. С уважением. И мы ушли».

Потанцевали и пошли дальше жить.

Но у большинства 2 января елка начинает осыпаться, на ковер с ветки соскальзывает игрушка, пусть даже маленькая рыбка, — и на этом Новый год заканчивается. С мыслью «надо что-то менять» ты лежишь и лениво смотришь первую серию «Места встречи изменить нельзя» и слышишь, что пропал браслет-змейка с изумрудным глазком, хотя позавчера уже досмотрел до фразы «А теперь Горбатый!»…

Выходные заканчиваются, «новое счастье» само как-то не наступает. Ты влезаешь в новый год, как в старые тапки, переносишь постпраздничную депрессию на ногах, а к 1 мая моешь окна, соскребаешь снежинку с оконного стекла и ругаешь детей за то, что клей слишком прочный. Ну кто снежинку сажает на «Момент»?

Какой фильм был признан худшим за всю историю историю кинематографа? Почему, если смешать все краски, получится коричневый цвет, а не белый, ведь белый содержит в себе все цвета? Почему виски коричневый Ветряные яйца
Анекдот про медовый месяц молодожёнов Подборка юмора и угол синей флейты