Главная / Персоны

«Ведьма» из Беловежской пущи Симона Коссак

Каково это родиться девочкой, когда все ждут мальчика? Каково это родиться с заячьей губой, когда старшая сестра просто красавица, и вообще не уметь рисовать в семье художников? На эти вопросы могла бы ответить Симона Коссак, потому что ответы у неё были. Это была её реальность.

Несмотря на то, что её появление на свет было сплошным разочарованием, девочка смогла не сломаться под грузом ожиданий своей знаменитой семьи и найти свой путь, непроторенный, такой, по которому не хаживал ни один её родственник. Путь через Беловежскую пущу, через езду на мотоцикле по постоянной грязи, через жизнь в глуши без воды и электричества с дикими животными, включая кабаниху, рысь, лосей и ворона. Симона нашла настоящее призвание, поэтому история её — это счастливая история. Вместо художника-неудачницы мир получил яркого популяризатора науки, зоолога и борца за права животных, о котором снимают фильмы и помнят до сих пор.

Симона Коссак и стадо косуль

Не рисует и не мальчик

Симона родилась у Ежи Коссака и Эльжбеты, которая была на 24 года младше своего мужа. Он в своё время был учителем жены, а она его ученицей. Говорят, любили друг друга без памяти. От первого брака Ежи уже росла дочь, красивая и всесторонне развитая Глория. Ежи мечтал о сыне, который буквально от рождения будет уметь рисовать, который точно станет известным художником, как и его отец, как его дед и прадед.

Но вопреки ожиданиям в 1943 году в оккупированной войсками Вермахта Польше родилась девочка, которую назвали Симона. На то, что красавицы из неё не выйдет, указывала небольшая заячья губа. Еды не хватало, и девочка росла слабой, рахитичной и болезненной.

С раннего детства Симоне в руки вкладывали кисти и сажали перед холстом, учили рисовать все, кто оказывался рядом. Но она рисовала, как обычный малыш, криво и косо. Взрослея, Симона также не показала никаких способностей к рисованию, как и к творчеству в целом — ни голоса, ни актёрских данных. Не сказать, что родня терроризировала девочку, чтобы выдавить из неё хоть какой-то талант, на неё довольно быстро перестали обращать внимание, сосредоточились на собственных делах, на успехах Глории, которая превращалась в настоящую художницу и поэтессу.

Хоть на Симону и не давили, она всё детство чувствовала немой укор от всех своих родственников. Но кровь в её жилах текла непростая, и предки её стоили дорогого. Поэтому чем больше Симону не замечали, тем больше она хотела доказать самой себе и миру вокруг, что она — Коссак, и что она тоже способна на многое.

Беловежа

Окончившая школу Симона предприняла две последние попытки найти себя в творческой среде: может, коссаковские способности всё же проснутся? Она провалила экзамены в театральную школу. А потом поступила на факультет польской филологии, но не выдержала там больше года. Умная Симона решила остановиться, выдохнуть и послушать наконец, чего хочется ей самой. И она поняла, что хочет узнать всё о животных, с которыми ей всегда было легче, чем с людьми. Животные не требовали ничего и не ставили оценок, они просто были тем, кем их создали, они просто жили так, как умели. Этого же хотела и юная Симона.

Она успешно сдала экзамены в Ягеллонский университет в Кракове на факультет биологии и наук о Земле. Там стала изучать особенности биологических исследований. Когда она закончила, ей предложили набраться опыта в Беловеже — польском городке на самой границе с Белоруссией. Городок был вратами в знаменитый тысячелетний лес, который к тому времени назывался заповедником Беловежская пуща.

Там девушка начала работать на кафедре исследования млекопитающих Польской академии наук в Беловеже. Начинала ассистенткой, и вот здесь и начали проявляться её таланты. Симону настолько интересовали животные, что она не успевала создавать научные публикации, которые поднимали её вверх по карьерной лестнице. В 1975 году она перешла на кафедру охраны леса. Симоне показалось, что она действительно может сделать многое, например, сохранить реликтовый лес, в котором она бывала ежедневно.

Дзедзинка

Об этом месте нужно рассказать отдельно. Дело в том, что молодому специалисту Симоне Коссак предложили пожить не в сколько-нибудь благоустроенном месте в Беловеже, а в пустующем доме лесника в национальном парке Беловежская пуща. В том доме не было ни воды, ни электричества, хотя и построен он был крепко, на совесть.

Жизнь в лесу Симону не напугала, а наоборот, её сердце радостно забилось от таких перспектив. Подумать только, косули, рыси, волки, кабаны — все вокруг неё, может быть, даже получится зубра встретить. Симона сможет наблюдать за животными в их естественной среде обитания. Это ли не мечта зоолога? Ничего, что добираться далековато от Беловежи и по вечной распутице. Она не просто «может пожить» в Дзедзинке, она должна жить в Дзедзинке!

Симона Коссак на мотоцикле по дороге в Дзедзинку
Симона Коссак по дороге в Дзедзинку

Когда девушка туда приехала, её ждало некоторое разочарование. Имя разочарованию было Лех Вильчек. Он уже занял половину дома, которая никак не сообщалась со второй половиной дома, он был фотографом-натуралистом и писателем. И тоже считал, что по роду его деятельности просто обязан жить в Дздзинке на лоне природы и вдали от людей. Соседство с кем-либо, тем более с девушкой, которая наверняка сама не сможет вести хозяйство, не входило в его планы. Каждый из соседей надеялся, что другой оставит Дзедзинку, и тем лучше, чем скорее.

Именно Лех сделает все эти замечательные снимки Симоны, на которые засматриваешься, как на чей-то сон, как на сказку. Не верится, что они сделаны в конце XX века. У Леха и Симоны получится любовь, им будет вместе очень весело, и они проживут в своём союзе 35 лет, вплоть до смерти Симоны в 2007 году.

Странные питомцы странной четы

А началось всё с кабанчика. Лех нашёл в лесу маленького кабанчика-самочку, которая по каким-то причинам была одна. Он забрал её себе и периодически просил Симону приглядывать за Жабкой, так он её назвал. Общие хлопоты по воспитанию дикого кабана привели к тому, что Лех пропилил дверь между их квартирами, сделав их сообщающимися между собой.

Кабаниха выросла и стала весить не менее двух центнеров, себе она крупной и странной не казалась, поэтому ела с рук и спала на кровати вместе с людьми.

Симона и кабаниха Жабка

Кроме неё странная пара, которая решила жить совершенно не так, как все, завела ещё пчёл, некоторое время был павлин, были лосята-близнецы и лань, которых Симона кормила из бутылок. Выросшая лань ушла в пущу, но ещё несколько лет возвращалась к дому, чтобы принести потомство, потому что чувствовала себя в Дзедзинке в безопасности. У Симоны была ручная рысь, на фото она обнимается с ней, как с плюшевой игрушкой, кормит с рук, и по всему видно, что они дружат.

Симона Коссак с рысью Агатой

Отдельного внимания заслуживает огромный ворон, который терроризировал всех немногочисленных людей, случайно зашедших в окрестности Дзедзинки. Он воровал у них ключи, выхватывал бумаги их рук, велосипедистам садился на голову, клевал, а когда они в ужасе падали с велосипедов, вставал на землю и смотрел на них. Правда, когда люди жаловались Леху или Симоне на их ворона, если он крал у них какой-то ценный предмет, хозяева объясняли умной птице, что если он не вернет украденное, то получит удар хворостиной. Ворон смотрел внимательно, улетал, а затем возвращался с нужной вещью.

Симона и ворон Террорист

Я так хорошо научилась понимать повадки зверей, что можно сказать, я выучила их язык. Меня бы сожгли на костре как ведьму разгневанные крестьяне, если бы всё это происходило 300 лет назад. Но сегодня не жгут, я — зоопсихолог, а не ведьма.

Мы с тобой одной крови, ты и я

Саму Симону больше всего поразил один случай. Именно его она считает переломным. Барьер между нею и миром зверей рухнул окончательно. У Симоны было своё небольшое стадо косуль, которых она выкармливала, а потом часто гуляла с ними по лесу. Однажды зоолог заметила, что стадо взволновано, косули смотрят в сторону молодого лесочка. Симона направилась туда, чтобы разведать, что так напугало их, а косули залаяли очень громко и напористо, как бы говоря, что там верная смерть, не нужно туда идти. В лесочке Симона обнаружила свежие следы рыси.

Симона Коссак и лоси (Кола и Пепси)

Она долго переживала этот момент, косули не желали, чтобы она умирала, они считали её членом своего стада. Это был потрясающий опыт, который ещё раз убедил Симону, что в своей жизни она всё сделала верно.

История Симоны Коссак — это история следования за своим сердцем, по своему внутреннему компасу, не оглядываясь на косые взгляды, на ожидания, на ярлыки, которые взрослые пытаются навесить детям. Симона сделала блестящую научную карьеру, она стала профессором и ежедневно на радио в ходе короткой передачи делилась своими мыслями по поводу животных и отношения человека к ним.

Читайте также: Хулия Пастрана — чудовище, которое все любили

Рассказать друзьям:
«В натуре» — как это выражение появилось в русском блатном языке
Почему если немного выпить, сразу тянет выпить ещё