Предложить материал
  
ГлавнаяОбщество«Чаизм» против «кофеизма» и другие аспекты философии кофе

«Чаизм» против «кофеизма» и другие аспекты философии кофе

Кофе гораздо таинственнее, чем кажется? Дэвид Робсон встретил философа, который считает именно так. Он даже пытается использовать этот напиток для исследования человеческого разума.

Я как будто пью тлеющие, почти потухшие угольки костра, дымные, с оттенком запаха креозота. Но сосредоточившись сильнее, я замечаю мягкую, вязкую структуру напитка, которая, кажется, маскирует более острый вкусовой оттенок. Это как лезвие, скрытое в бархате. Никогда в жизни я ещё не уделял такого внимания чашке кофе. Этот восхитительный напиток, как мне рассказали, поможет найти ответы на некоторые серьёзные жизненные вопросы.

Дэвид Берман
Дэвид Берман

Мой гид в этом путешествии — Дэвид Берман из Тринити-колледжа, что в Дублине. Это философ, который потратил много часов на изучение запутанной внутренней работы нашего ума и чувств. А сейчас он переключил внимание на свой любимый напиток, и на ответы, который могут таиться на дне кофейных чашек. Результатом этого станет его новая книга — «Философия дегустации кофе».

Способ, которым наши различные чувства смешиваются для того, чтобы породить сознание, известен в нейробиологии как «тяжёлая проблема»

Вооружившись крепким американо — и непредвзятостью — я прошу его поделиться некоторыми мыслями. Этот разговор исследует ценности самоанализа, а также то, почему люди, пьющие кофе и чай — совершенно разные.

Все мы для осмысления мира прибегаем к помощи слов, однако Берман и другие полагают, что такой механизм может существенно омрачить главные сенсации, и препятствовать нашему пониманию всех тонкостей работы ума.

Эта идея существует не только в рамках философии. Есть некоторые доказательства того, что наш язык действительно может изменить наше восприятие. Это явление, называемое «обработка сверху вниз». А способ, которым наши различные чувства смешиваются для того, чтобы породить сознание, известен в нейробиологии как «тяжёлая проблема».

Поэтому постепенное отгибание «внутренних слоёв» может дать нам лучшее понимание самих себя, и своего внутреннего мира.

«Если вы относитесь к кофе так же серьёзно, как я — хоть я и не думаю, что это необходимо — тогда идея состоит в том, чтобы добраться до непосредственного опыта», — объясняет Берман. — «Когда мы пьём кофе, мы получаем кофеин, стимулирующий ум и делающий его острее. Вы не пребываете в состоянии умственной вялости. Вы пребываете в состоянии ясности и определённости».

Итак, я делаю глоток, и пытаюсь ощутить вкус.

Симфония вкусов, конечно, кажется ярче. Как будто дирижёр вдруг добавил громкости своему оркестру. Ещё я понимаю, что могу осознанно чувствовать отдельные вкусовые нотки — дым, и ощущение шёлка на языке.

И это действительно «тяжёлая проблема», когда я вижу, как мозг конструирует множество различных «qualia», то есть случаев субъективного опыта, которые просто невозможно полностью передать словами, и создаёт на их основе сознательный опыт.

Пока я обдумываю это, Берман объясняет, как его исследование способствовало пониманию этого напитка. У всех видов кофе есть нечто общее. Это маслянистое вещество, называемое кафеоль. «На кафеоль приходится очень небольшая часть кофейного зерна, всего 0,5%», — говорит он мне. — «Но если этого вещества в напитке нет, то это уже не кофе».

А вот у чая, по его словам, нет такой «единой сущности». Чай — это большое разнообразие самых разных составов, и там нет единого, важнейшего компонента.

«Чаизм» против «кофеизма»

Берман сравнивает чай и кофе, потому что эти напитки иллюстрируют два различных философских подхода. Чай — это множество различных вкусовых компонентов, дополняющих друг друга, говорит он, и вспоминает восточную концепцию, гласящую, что все живое на свете взаимосвязано.

«Вы думаете, что вы чувствуете вкус кофе, но если займётесь самоанализом, то поймёте, что на самом деле вы чувствуете запах, который ошибочно интерпретируете как вкус»

А кофе, это напротив, один ключевой ингредиент — кафеоль, стоящий особняком от других ароматов. Так что возможно, это подходящая метафора для западного философского подхода, в котором всегда проводилась граница между духом и телом.

Но единый кофейный ингредиент, оказывается, может быть обманчивым. Делая глоток, я чувствую, как особый аромат кафеоли пощипывает язык, однако это — иллюзия. Чтобы объяснить это, Берман рекомендует мне зажать нос, и сделать ещё один глоток. В этот раз я ощутил лишь слабый кофейный привкус.

«Это один из сюрпризов», — говорит Берман. — «Вы думаете, что вы чувствуете вкус кофе, но если займётесь самоанализом, то поймёте, что на самом деле вы чувствуете запах, который ошибочно интерпретируете как вкус».

Тем не менее, ценители кофе скажут вам, что центральный вкусовой мотив совершенно не мешает специалистам по приготовлению кофе составлять множество разнообразных вариаций вокруг этой центральной темы. Лёгкая прожарка зёрен лучше проявляет кофейные кислоты, делая напиток «ярче». Более длительная, «тёмная» прожарка приводит к образованию в кофейном зерне новых ферментов и белков. Эти вещества образуют «тело» напитка. Они могут сделать его более «тяжёлым», более вязким, они же притупляют кислотные оттенки.

Берман говорит, что маятник нашего вкуса десятилетиями качался между кислым и лёгким, между тёмным и горьким. Ранний кофе был насыщенным, «тёмной» прожарки, и продолжалось это до тех пор, пока не появился кофе, выпускаемый промышленным способом, в котором преобладал кислый вкус. Потом была вторая волна, начавшаяся с сети кофеен Starbucks и Costa, которая вернула кофе его горький вкус, а затем производители третьей волны вновь одобрили более кислый и ароматный состав.

Эти «качели» между двумя крайностями могут говорить о личности человека гораздо больше, чем он думает. Берман подозревает, что пристрастие к горькому, а не кислому кофе — это фундаментальный умственный «тип», а это означает, что вы или в одном лагере, или в другом, и вам будет очень трудно понять точку зрения других.

«На кофейных шоу можно увидеть массу способов, с помощью которых люди не соглашаются друг с другом по фундаментальным вопросам», — говорит он.

Мой разговор с Берманом, конечно, дал мне много пищи (или напитка) для раздумий. Даже если вы сомневаетесь в пользе кофе для философии, то Берман, возможно, сможет убедить вас в пользе созерцания и самоанализа. Когда дело доходит до исследования наших внутренних переживаний и до открытия разума нашим чувствам, всем нам полезно время от времени чувствовать запах кофе.

Рассказать друзьям:
Фактрум в Телеграме

Опасная рекомендация «пить в меру»

Наш канал в Яндекс.Дзене

Каждый день новые нарративы и истории!

Человеческий зоопарк — жестокое развлечение начала XX века

Вещи покойника: что можно и чего нельзя делать согласно православию

Анекдот про визит одного мужика к урологу

Мужик приходит к урологу, и доктор его спрашивает

Анекдот про ребёнка из семьи демократов

Как-то раз я был в  гостях у своих друзей и задал вопрос их 6-летней дочурке

В чём разница между «зелёными», «красными» и «чёрными» тюрьмами

Деление на «красные», «чёрные» и «зелёные» тюрьмы происходит согласно тому, кому в них фактически принадлежит власть

Крупнейшая утечка информации в истории СССР

Фактрум в Одноклассниках

Ежедневная порция уморительных шуток!

Анекдот про двух друзей, один из которых внезапно женился

Встречаются как-то два приятеля...

Анекдот про умирающего депутата и его жену

Депутат спрашивает жену, сколько раз она ему изменяла

Почему обманутых мужей называют рогоносцами

Анекдот про зайца в баре

Заяц проходит к барной стойке, заказывает себе виски, закуривает сигарету

Советский город, смытый в океан

Как делали тончайшую вуаль на мраморных скульптурах

Стройбат — войска, подорвавшие авторитет советской армии