Главная / Истории из жизни

Скорей бы на работу!

Моей дочери исполнилось семь лет, и в их классе пошла мода на ночёвки у друзей. Наконец это затронуло и нашу семью.

Вначале моя дочь отправилась в гости к своей однокласснице по имени Катя. Я снабдила её всем необходимым: двумя комплектами одежды, мыльными принадлежностями, запасным непромокаемым наматрасником (на всякий случай). Передала её родителям Кати в 18:00, а забрала обратно в 13:00 следующего дня. Дочь у меня — обыкновенный ребёнок, спокойный, в меру активный, ест и пьёт всё, поэтому ночёвка прошла без проблем.

Через неделю настала очередь Кати побывать у нас в гостях. Мама привезла её к нам домой в 11 утра и уехала на работу, сказала, что заберёт дочь через сутки. На мои вопросы, есть ли у ребёнка аллергия на что-нибудь, какие-нибудь особенности или ещё что-то важное, что мне нужно знать, она отмахнулась и сказала, что Катя — абсолютно обычная девочка.

То, что это не так, я поняла в первый же час её пребывания в нашем доме. Чёрт возьми, это была не семилетняя девочка, а маленький демон-разрушитель, который ни минуты не мог усидеть на месте! Она открывала все шкафы, перетаскивала игрушки из одной комнаты в другую, постоянно бегала и орала ультразвуком. Я старалась хоть чем-то заинтересовать её, чтобы сбавить обороты её разрушительного поведения.

Наконец настало время обеда. Мы сели обедать за стол, и всё шло вполне спокойно.

— Катя, что ты будешь пить? — спросила я у девочки.

— «Фанту» или сок.

— Нет ни того, ни другого. Есть вода.

— А молоко есть?

— На, держи, — я поставила перед ней стакан молока. И тут случилась катастрофа. После молока Катя быстро побледнела, и её стало тошнить прямо на обеденный стол! Я в шоке думала о том, что могло вызвать такую реакцию и бросилась звонить её матери. Та выслушала меня и флегматично ответила:

— У неё просто непеносимость лактозы. Молока больше не давайте, и всё. Я больше не могу говорить, — и выключила телефон.

Час я потратила на уборку кухни, мытьё посуды, стирку одежды. Всё это время Катя была относительно спокойна, но потом вновь понеслась разносить мою квартиру. Часы показывали всего лишь 16:00, а мне уже хотелось застрелиться.

К 21:00 я чувствовала себя настолько истощённой, будто прошла уже неделя. Наконец я уложила девочек спать и надеялась отдохнуть. Чёрта с два! Катя не спала до часу ночи: то попить, то в туалет, то ей жарко, то холодно, то страшно. И вот она, слава богу, заснула! Но это продлилось недолго — через полчаса из детской комнаты раздался плач. Я пошла проверить, что случилось, а там в постели обосралась Катя! Ребёнку — семь лет! Я была в шоке!

Ещё час ушёл на смену белья, отмывание Кати в душе, и только к трём часам ночи в доме более-менее всё стихло, девочки заснули. Проснулись они в восемь утра. Я насилу встала и приготовила им завтрак. До времени отъезда Кати домой оставалось три часа, я молилась, чтобы это время пролетело как можно скорее и без происшествий. Только подумала об этом, на всю квартиру раздался душераздирающий вопль.

Побежала в комнату — а там лежит Катя и орёт. Оказалось, она бежала, споткнулась, упала и выбила себе два передних зуба! Катя в крови, всё в крови и посередине я, застывшая от шока…

Боже, как же я хочу, чтобы воскресенье закончилось и поскорее наступил понедельник, на работу хочу!!!

Рассказать друзьям:
Почему матросы носят тельняшки?
Четыре типа интровертов