Главная » Музыка » Морские львы обладают чувством ритма

Морские львы обладают чувством ритма

Морские львы обладают чувством ритма

Оказывается, люди и попугаи — не единственные виды, обладающие чувством ритма. Той же способностью обладают морские львы. Или, по крайне мере, один калифорнийский морской лев по кличке Ронан, живущий в Калифорнийском университете в городке Санта-Круз.

Сейчас Ронану три года, это ещё молодая особь. Исследователи специально обучили его воспринимать повторяющиеся звуковые удары и делать определённые ритмичные движения в соответствии с ними. Когда же, шутки ради, они включили льву более сложную музыку, то обнаружилось, что Ронан по-прежнему был способен найти и выделить основной ритм без дополнительного обучения.

Ранее считалось, что способность улавливать музыкальный ритм у животных напрямую связана со способностью воспроизводить человеческий голос. Морские львы этого делать совершенно точно не умеют, так что вполне возможно, что ритмические способности гораздо шире распространены в животном мире, чем считалось ранее.

Рассказать друзьям:
Фактрум в Телеграме

В Антарктиде есть два природных объекта под названием «Сиськи Уны» («Una’s Tits»)

54 факта о Таиланде глазами россиянки

Наш канал в Яндекс.Дзене

Каждый день новые нарративы и истории!

Два в одном: как превратить любимое хобби в любимейшую работу

10 фактов об Олеге Тинькове

Во время траура флаги приспускают вниз для того, чтобы освободить место для флага смерти

Девочка родилась после того, как в мать попала молния, и её волосы наэлектризованы уже год

Несколько исторических фактов о стекле и зеркалах

Первая в мире велодорожка с солнечными батареями

5 отчаянных безумств, совершённых во имя любви

Фактрум в Одноклассниках

Ежедневная порция уморительных шуток!

4 вопиющих факта о том, как пищевая промышленность подделывает продукты

Худший отель в мире стал ещё хуже

Разные части вашего тела разного возраста

Американское агентство разработало зеркало, которое делает селфи, когда в него смотрят

В Эстонии есть Банк счастья, в котором вместо денег — добрые дела